Британская кошка - о породе

Британская короткошерстная порода

Легенда. Британская короткошерстная – очень древняя порода. Считается, что кошки, похожие на британскую короткошерстную, были завезены на Британские острова еще римлянами. 

В 1871 году на первой выставке кошек в Хрустальном дворце (Великобритания London, United Kingdom Great Britain) были представлены кошки «короткошерстной породы», которые жили на тот момент на фермах Великобритании. Организатором и президентом первого Национального Клуба Любителей кошек в Великобритании являлся Гариссон Вейер, который разработал стандарт породы «короткошерстная кошка» в фелинологической системе GCCF.

С конца ХIХ века заводчики не различали британских и европейских короткошерстных кошек. На выставках кошки Британских островов и Европейского континента проходили под названием «короткошерстная порода» без дальнейшего определения. 

И только с тридцатых годов XX века английские заводчики начали массовый целевой отбор, направленный на создание британской кошки. Работали по направлениям:
- укрупнение и утяжеление костяка короткошерстных кошек,
- формирование у них выпуклого лба и округлой головы с короткой мордой и массивными щеками. 

Этот отбор сопровождался прилитием крови или скрещиваниями с «французскими голубыми» кошками, современное название породы которых картезианская или картузская кошка, или шартрез (шартро), или картойзер.

Эта порода считается аборигенной французской породой, по легенде известной с 14 века как разводимой в картезианских монастырях. На сегодняшний день картезианские кошки остаются породой, самой близкой к британской. 

Скрещивания обычных «короткошерстных» и голубых картезианских кошек предпринимались английскими заводчиками постоянно, вплоть до окончательного разделения этих пород в 1966 году. 

В континентальной же Европе британских и картезианских кошек скрещивали и позднее, причем такие вязки даже не считались экспериментальными. Особенно приветствовали такие межпородные скрещивания немецкие клубы. 

Например, в родословной главного кота-производителя в нашем питомнике Вулкана (высший титул Суприм Чемпион FIFe) на 4-м колене представлен предок (пра-пра-дедушка) картезианский кот (шартрез) CHA EC Valentin de Certosini. Вязка была с голубой британской кошкой GIC Blue Heaven From The Touch Of Color. Их дочь (пра-бабушка) Nikita Van Het Bonte Hof (Бельгия) была британской лиловой кошкой BRI c.

Наиболее ярким отличием современных британских кошек от картезианских является форма головы.

Исходно породы различались и текстурой шерсти. Голубая шерсть картезианской кошки - мягкая, неприлегающая, с подшерстком, равным по длине ости (двойная). У британцев шерсть более жесткая, полуприлегающая с плотным подшерстком, но не двойной, которая могла быть не только голубой, но и другого цвета. Именно картезианцы повлияли на текстуру «британской» шерсти, сделав ее более плотной и обеспечив обильным подшерстком. В настоящее время у голубых и лиловых британских кошек нередко отмечается текстура и структура шерсти, весьма сходная с таковой у картезианской породы.

Полные щеки - еще один признак британской породы, позаимствованный у картезианцев. У «короткошерстной породы» кошек Британских островов столь развитых щек не было. «Толстощекие» британские коты стали массово появляться в 70-х годах ХХ века, причем имели они обычно осветленный окрас - голубой или кремовый.

Третий признак, перешедший к некоторым представителям британской породы от картезианских кошек, - это «маленькая» мордочка. У самих картезианцев мордочка довольно узкая и скорее средней длины, чем короткая. В британской породе эта неширокая мордочка заметно укоротилась и несколько округлилась.

В результате голова британцев с «маленькой» мордочкой имеет столь же «стандартную» круглую форму, как и у особей с широкой и полной мордочкой средней длины. Таким образом, вводные скрещивания с картезианскими кошками заложили основу для существования нескольких внутрипородных типов современных британцев.

Британская порода в течение последних тридцати лет развивается крайне интенсивно: животные становятся все массивнее, их костяк тяжелее, голова и глаза круглее. Такое развитие породы должно происходить прежде всего за счет интенсификации отбора, правильного подбора производителей и сочетания племенных линий. 

Однако некоторые заводчики всегда искали (да и сейчас ищут) более «короткие» пути совершенствования породного типа. Результатом их поисков нередко становилось скрещивание британца с экзотом или персом.

Использование вводных скрещиваний с персидскими кошками действительно имело некоторый смысл в 70-х годах прошлого века. Процесс развития персидской породы в то время шел примерно в том же направлении, что и британской - в сторону округления головы, укорочения носа, придания животным массивности. Именно тогда и были предприняты первые вводные скрещивания британцев с персами. А в США - с «короткошерстными персами» - экзотами. Единственной серьезной проблемой, порожденной персидско-британскими скрещиваниями 70-80-х годов прошлого века, было периодическое выщепление длинношерстных животных в британской породе.

Быстрый прогресс персидской и экзотической пород вскоре привел к радикальной смене породного типа - появились так называемые «экстремалы», ставшими лидирующими к началу 90-х годов, что и было закреплено стандартами.

Скрещивания британцев с персами и экзотами, поставленные в 90-х годах прошлого века и предпринимаемые по сей день, оказались далеко не столь безопасными. Среди заводчиков уже сформировался термин «заэкзоченность».
Часто говорят о слишком «глубоком стопе» или «плоском лице» таких животных. «Заэкзоченных» или «персидские/экзотические» черты у британских особей часто выражаются в перестройке лобных и черепных структур, угловатых очертаниях надбровий, резком изменении направления спинки носа, в сильном укорочении «приподнятой» мордочки

Вместо выпуклой линии лба, плавно переходящей к плоской площадке между ушами, большинство «британских» потомков персов/экзотов демонстрируют прямо противоположное строение черепа: крутые надбровья переходят в плоский лоб, теменная же часть остается куполообразной. Такая структура надбровных дуг ухудшает облик животного тем, что создает впечатление глубоко посаженных «недобрых» глаз.

Эффект «излишнего стопа» часто происходит не столько от наличия глубокой впадины на переходе ото лба к носу, но из-за изменения направления спинки носа на горизонтальное. При этом сам нос нередко сильно сужается к носовому зеркальцу и не обладает шириной, требуемой от хорошего представителя британской породы. Крутые надбровные дуги, а нередко и подчеркнутые скулы при слабо выраженных щеках и «приподнятой» спинке носа придают угловатость очертаниям головы. А в профиль выделяющиеся надбровья и изменение направления спинки носа создают картину резкого излома на переходе ото лба к носу.

Изменение направления спинки носа обычно «приподнимает» и всю мордочку британца.

В сочетаниях между собой и с «чистопородными» британцами подобные «за-» и «подэкзоченные» кошки дают богатый спектр нежелательных вариаций морфологического типа. Например, направление спинки носа и скуловые углы у потомков от скрещивания этих особей с животными другого породного типа могут измениться. А ширина и длина мордочки нет. Головы таких потомков - с зауженной и угловатой мордочкой - уже не будут выглядеть круглыми и гармоничными. Порой выщепляются британские кошки, которых никак нельзя «уложить» в британский стандарт – это плохого качества экзоты с коротким курносым носом, глубоким стопом и выпуклым черепом.

Скрещивание круглоголовых персов/экзотов с британцами дает подобные нежелательные эффекты потому, что «улучшающий» материал для британской породы обычно поставляют так называемые «классики» - то есть экзоты/персы с относительно длинным носом и неглубоким стопом. 

При этом на черепные структуры и строение мордочки у таких «классиков» никто из заводчиков – «британистов внимания», как правило, не обращает. Но любой заводчик персидской (или экзотической) породы знает о сложностях неравномерного развития черепных структур в этой породе. 

В абсолютном большинстве нынешние «носатые» персы не истинные «классики», а неудавшиеся «экстремалы» - результат неправильного сочетания линий или безуспешной попытки улучшения типа. Черепные структуры у таких особей обычно иные и не столь гармоничны, как у подлинных «классиков», ну а что они несут в своем генотипе - можно только догадываться…

Третий источник заводской проблематики в британской породе - метизация с шотландскими фолдами. 

Эти скрещивания предпринимаются отнюдь не для улучшения типа британцев, но, поскольку, согласно общеевропейской практике, шотландские фолды разводятся в систематических скрещиваниях с британцами, «прямоухие» потомки/«страйты» от этих скрещиваний регистрируются заводчиками как представители британской породы. 

Однако шотландский страйт (точнее, хороший шотландский страйт) - это не британец, и тем более не хороший британец. Одно из принципиальных отличий страйта от британца - это форма и постав ушей. Ухо страйта более узкое в основании и поставлено почти вертикально, без заметного наклона вперед и отведения в сторону. Однако на массивной, тяжелой голове британца, особенно при широкой мордочке, узкие уши страйта смотрятся негармонично. У самих же фолдов/страйтов мордочка небольшая и круглая. 

При недостаточной четкости стандарта британской породы по этой позиции, потомки фолдов вполне в него укладываются, но вносят свою отрицательную лепту в разнотипность животных. 

Важное отличие страйтов от британцев - это шерсть. Она должна быть плотной, но тонкой, нежной и мягкой! Внешнему впечатлению от британца такая текстура шерсти не особенно вредит, но стандарту не соответствует. И наконец, фолды - согласно стандарту - менее массивны и тяжелокостны, чем британцы, должны иметь более длинный хвост с более тонким стеблем. 

От постоянного прилития крови фолдов британской породе ничего хорошего для формирования породного типа ожидать не приходится.

Заводчик, желающий заниматься исключительно улучшением британцев, может легко избежать подобных проблем. Достаточно не предпринимать скрещиваний своих животных с фолдами и не приобретать в свой питомник потомков от подобных спариваний, сколь бы эффектными они не казались.

При том обширном и разнообразном генофонде, который лежит в основе британской породы, нетрудно ожидать, что наследственные болезни и аномалии у ее представителей будут встречаться редко. 

 Даже близкие и тесные инбридинги для британцев относительно безопасны.

Надо создавать племенные линии на основе близких и умеренных инбридингов на выдающихся производителей. Они должны иметь гармоничный облик и «консервативное» происхождение в обозримых пределах четырех-пятиколенной родословной. Такие производители оказываются наилучшими партнерами.

Однако эта рекомендация практически невыполнима для особей такого окраса, как серебристые и золотые тэбби и шиншиллы, так как поддерживать эти сложно наследуемые окрасы приходится за счет разведения их «в себе», то есть ограничивая подбор племенных пар рамками той же цветовой вариации. 

Скрещивание же золотых и серебристых кошек с однотонными британцами для улучшения типа неизбежно приводит к потере качественного окраса и цвета глаз. Потомки первого поколения от подобных скрещиваний ценный племенной материал, но не представители выставочного класса.